Type to search

Вячеслав Лисневский: «Снимать нужно только то, что ты видишь, чувствуешь, любишь».

9 месяцев ago
Share

Специально для портала «Мысли О» мы поговорили с известным российским кинооператором Вячеславом Лисневским о кино, философии и вдохновении. Во-первых, Вячеслав прославился как мастер, работающий в самых разных жанрах. Фэнтази, боевик, драма, сериалы, документальные проекты. Его фильмография насчитывает порядка 20 работ. Среди которых: «В клетке», «Чемпионы: Быстрее. Сильнее. Выше», «Балканский рубеж», «За гранью реальности», «Мастер». Во-вторых, Вячеслав порядка 20 лет в профессии и ему точно есть, чем поделиться. Особо мы остановились на том, как снималась одна из самых громких премьер года – первый в мире сериал про ралли рейды «Мастер». Ведь за миллионными просмотрами, захватывающим сюжетом и судьбами героев стоят месяцы съемок, несколько лет подготовки и титаническая кропотливая работа огромной команды.

Как вы стали оператором?

Вообще-то я по образованию режиссер кино и телевидения, просто так получилось (улыбается). Во многом, наверное, благодаря нашему преподавателю по драматургии в нашем ВУЗе Аркадию Высоцкому я и стал оператором. Как-то он сказал, что курсовые работы будет снимать Слава. Видимо, увидел во мне этот потенциал. Поэтому еще в институте стал совмещать сразу несколько направлений: драматургию, режиссуру и операторскую работу. Мне в принципе интересно придумывать и создавать миры. И никогда не было только технического интереса отработать оператором на площадке. Важно быть в команде единомышленников, в тандеме с режиссером, с группой, со сценаристом, с креативными продюсерами придумывать что-то значимое и наполнять глубинными смыслами проект.
Когда окончил институт, то мечтал снимать триллеры. Но в России тогда этот жанр не очень пользовался спросом. Больше снимали комедии. А мне по душе фантастика, триллеры, драмы, нуар. В общем, все то, где ты можешь работать над созданием определенной атмосферы, можешь принимать смелые решения и экспериментировать.

А что для вас профессия оператора-постановщика?

Начнем с того, что оператор вообще не профессия, а образ жизни (улыбается). Для меня всегда важно рассказывать историю, а не иллюстрировать ее. Интересно передавать драматургию и все, что заложено в сценарии посредством визуальных средств. Сначала ты чувствуешь историю. Соединяешь задачи актеров, режиссера, продюсеров, свои придумки. А потом уже разрабатываешь, как и какими инженерными методами, в том числе, все это рассказать. Чтобы зритель максимально быстро и точно понял идею.
В целом, общая задача оператора-постановщика — быть участным. Чтобы все департаменты на площадке, люди, актёры чувствовали, что ты эту историю способен вытащить. Что ты эту историю любишь и не относишься к камере как к железу. Камера — инструмент, способный передавать эмоции. А чтобы поделиться эмоцией, нужно придумать, как зритель её получит. Активное взаимодействие со зрителем – тоже задача номер один для оператора- постановщика на любом проекте.

Вас родители поддерживали в выборе профессии?

Эта жизнь непонятна большинству моих родственников. Многие не понимают, как можно так существовать, что это за процессы, сама профессия не вызывает никакого доверия и не дает никаких гарантий. Отец вообще в свое время, когда я решил поступать на режиссера, сказал, что все это эстрада. И что он будет кидать монетки в шляпу, когда я буду в переходе играть на гитаре. Но меня тянуло в мир кинематографа и мне всегда очень хотелось как можно подробнее и понятнее познакомить с ним моих родителей.
С одной стороны я их понимаю, потому что кино — не стабильная вещь. Здесь можно только довериться процессу. И я скажу, что кино в принципе держится во всем мире на вот таких «сумасшедших» людях, энтузиастах, которые уходят в этот процесс с головой. И если их зажечь идеей, то они станут локомотивом, объединяющим звеном и мотиватором для команды, и обязательно реализуют задуманное.

Коротко о ваших главных принципах в работе над любым проектом…

Я всегда говорю, что снимать нужно только то, что ты видишь, любишь и чувствуешь. Есть такие проекты, на которые я не пойду. Просто по-честному ответив самому себе, что это не мое. Конечно, я могу внутри себя выносить практически любую историю и идею. Но ключевое, это когда ты реализуешь проект в гармонии с собой, своим видением и своими ценностями. А не входишь в проект и делаешь все механически, потому что такое твое ремесло.
Я никогда не иду на проект, где нужен просто оператор, нажимающий кнопку. Кино все-таки про другое. Я работал на телевидении, в документальном кино, снимал клипы, рекламу. В общем, пробовал себя везде. Но именно в кино ты должен почувствовать определенную магию. И кино, сделанное с любовью, оно с экрана чувствуется. Всегда есть отдача — это чувствуют актеры, это чувствует зритель. И оно совершенно отличается от ремесленного кино.

Расскажи про сериал «Мастер», чем он тебя заинтересовал?

Интересен всегда вызов. А эта история стала тем самым вызовом, очередной ступенькой, на которую нужно было подняться. Ведь это первый в России, да и в мире проект про ралли-рейды. Когда Дима Табарчук, генеральный продюсер Art Pictures Vision, позвал меня, он сразу предупредил, что будет непросто. Много экспедиций, бездорожья, непредвиденных ситуаций.
Во-вторых, конечно, проект – это возможность реализовать свою детскую мечту. Я и представить не мог, что когда-то смогу оказаться среди гоночных грузовиков. Да еще и в кабине рядом с пилотами, абсолютными чемпионами мира в гонках по бездорожью. Для этих ребят не существует слова «нет», а это очень вдохновляет. Ведь «Мастер», в первую очередь про преодоление. Про преодоление себя, обстоятельств. Про то, как и чем живут эти люди.
Один простой факт. Был период, когда завод КАМАЗ был на грани закрытия. Так вот эти люди, сотрудники, продавали вещи из дома, чтобы закупать запчасти для спортивных машин и продолжать участвовать в гонках. Это очень дорогой вид спорта, все детали, все должно соответствовать определенным стандартам. Я давно слежу за ралли рейдами и многие люди недооценивают те затраты, в том числе и моральные, и физические, которые пилот и экипаж преодолевают.
Тема преодоления – вообще, это можно применить помимо самого сюжета и героев, и к нашей съемочной группе. Потому что задачи и вызовы как это все реализовать с точки зрения драматургии и с технической стороны, стояли непростые. Требовалось применить все свои ресурсы, знания и придумать что-то новое.

Вот интересны технические решения. Может быть, вы привнесли свои авторские разработки в этот проект?

У меня уже был опыт съемки движения, скорости, передачи этих эмоций зрителю. Я снимал проект «Чемпионы», где мы с оператором Гришей Яблочниковым разрабатывали подводную тележку, специальные движения крана. Тогда задача была в том, чтобы камера могла двигаться под водой с той же большой скоростью, что и пловец. Мы разработали такую систему, которая даже опережала профессионального пловца под водой.
Проект «Мастер» подразумевал большое количество бездорожья, бездорожья и скорости. Соответственно, это не было похоже ни на что, что я делал раньше. Тут стояла новая техническая задача, которую нужно было преодолеть. Нужно было искать средства, как снимать с воздуха, с земли, чтобы идти вровень, не уступать по скорости и проходимости спортивным КАМАЗам.
Был день, когда свезли всю стабилизацию, которая существует в Москве: коптеры, стабилизационные головы, машины, стрелы, роботы. В общем, все, что сейчас есть на кино рынке. Мы это все опробовали, посмотрели на результаты и разработали специальную машину — «багги-арм». Это машина, сделанная на основе спортивного багги, оборудованного под езду по бездорожью. У нее очень большой ход подвески, она может справляться с большим объемом рельефных местностей, может и прыгать, и ехать очень быстро. Мы установили на багги стрелу, на стрелу — стабилизационную голову. Таким образом, решили очень много задач, связанных с тем, как ехать параллельным ходом со спортивным грузовиком.
Также у нас в съемках были задействованы и «Russian Arm», и «Багги Арм», коптеры, «авто грипп». И такое новое устройство как «car mount». Оно было разработано инженерами КАМАЗ-мастера, когда камера прикрепляется к машине и движется синхронно с грузовиком. Разработчики называли ее Каркалыгой. Мы по-киношному – «car mount».

А как добились реалистичности картинки, когда смотришь, и нет сомнения, что именно актер управляет КАМАЗом?

Все эти сцены мы снимали в павильоне, внутри кабины. Потому что вести грузовик даже среди спортсменов может не каждый. Каскадеры, когда видели то, что делают пилоты из команды «КАМАЗ-Мастера», очень сильно удивлялись, вдохновлялись. И от недоумения иногда просто застывали, глядя как огромный грузовик несется по барханам, совершает прыжки и ювелирно входит в повороты. Это очень непростая даже для большинства каскадеров задача.
И чтобы добиться реалистичности, мы поставили настоящую кабину от КАМАЗа на гимбл. Это такое устройство, которое с разной скоростью и с разным темпом, амплитудой трясет кабину, задает движение, динамику, именно ту, которая нам нужна. И актер уже подчиняется тому, что с ним происходит, начинает играть еще реалистичнее, потому что его трясет ровно так же, как трясет спортивных пилотов во время заезда. Конечно, меньше болевых ощущений, но тряска точно такая же.
Соответственно, очень много сцен мы снимали в павильоне. Актеры сначала радовались, им это напоминало аттракцион. А в конце смены просто выползали из кабины, потому что их целый день нешуточно трясло. А они же должны были не только делать вид, что ведут грузовик, но еще и придерживаться текста, находиться в диалоге, выполнять задачи режиссера.
В общем, нам удалось добиться максимального реализма. Я помню премьеру проекта, когда пилоты спортивной команды находились рядом, то они от удивления заулыбались, засмеялись. Потому что даже у них возникло абсолютное ощущение, что их машины ведут актеры.

А как выстраивалось взаимодействие с пилотами на площадке? Были какие-то опасные моменты в съемках?

Ребята из команды «КАМАЗ-Мастера», конечно, потрясающие люди. Но вначале они очень скептически к нам отнеслись. Они привыкли, что у них есть план на год вперед. А когда внедрилась команда киношников с абсолютно непредсказуемым темпом, ритмом, с изменениями в КПП, актерами…. Все это для них было нечто непонятным, они не знали, что с нами делать. Как с нами справиться. В итоге смирились (улыбается), очень сильно нам помогали, исполняли трюки.
Например, была задача, где грузовику нужно перевалиться через бархан и остановиться перед камерой на расстоянии 15-20 см. Эдик Николаев (заслуженный мастер спорта, пятикратный победитель «Ралли Дакар», — прим. редакции) выполнил это дважды с ювелирной точностью. Продюсеры говорили: «Слава, ты разобьешь камеру, Слава — это очень опасно, рискованно». Но уровень доверия к пилотам был настолько высокий, что я не переживал, знал, что они справятся. Они очень четко чувствуют габариты этого огромного грузовика и делают все маневры максимально точно. Я даже не боялся оставаться на траектории движения КАМАЗа, знал, что они остановятся.

И как Вам отклик о проекте?

Отклик был сумасшедший, много людей писали, даже те скептики, которые говорили, что КАМАЗ это все не наше, это не наши заслуги. Они все равно посмотрели этот проект и узнали многие вещи, о которых раньше и не догадывались.

Завершая один проект и начиная новый, что помогает вам быстро перестроиться под новые задачи?

При переходе из одного коллектива в другой всегда меняется ритм и внутреннее ощущение всего, потому что ты попадаешь к другим людям, в другое настроение. У каждого свои задачи на проекте, нужно почувствовать этих людей и понять, как ты будешь реализовываться конкретно в этом проекте.
Все коллективы разные, к каждому нужен свой подход. Очень важно при любых обстоятельствах сохранять свой внутренний метроном, который направляет и говорит интуитивно, куда двигаться. И чтобы все задуманное получилось, конечно, нужно сохранять баланс между своим состоянием и состоянием группы в целом, настраивая коллег на свою частоту. Потому что всегда сложнее находиться эмоционально в коллективе, чем физически. Даже непростые двадцати часовые съемки проще выдержать, чем, например, режиссера, с которым ты не в тандеме.

Что вас вдохновляет?

Искусство, творчество во всех проявлениях, сами проекты, в которых принимаю участие, когда ты рассказываешь о чем-то важном и ценном. Что может влиять на миллионы людей. Мы говорили о «Мастере». Но я могу часами рассказывать и про «Балканский рубеж». Про те смыслы, инсайды, которые мне открылись только в процессе. Многие, кто принимал участие в этом проекте, были свидетелями тех страшных событий. Кто-то, как Милош Бикович, был еще ребенком. И многие зрители после выхода картины писали и делились, что это важная история, которую нужно было рассказать.
Вдохновляет участие в благотворительных проектах или тех, в которых нет бюджета, но есть потрясающая идея и команда, которая горит общим делом. И проект, ты понимаешь, он про созидательность, несет в себе определенную смысловую ценность. В такие истории я вписываюсь, нахожу в своем плотном графике время. Каждый раз это как напоминание, что если твое предназначение — рассказывать истории, то ты должен это делать, это и есть твоя задача в жизни. У кого-то – Родину защищать, а у кого-то задача – защищать души.

Tags:

You Might also Like